Центр Анализа Стратегий и Технологий Центр Анализа Стратегий и Технологий
Новости
30 Август 2016 года
Вышел №4'2016 (июль-август) журнала «Экспорт вооружений»

22 Июль 2016 года
Вышел №3’2016 (май-июнь) журнала «Экспорт вооружений»

12 Май 2016 года
Вышел №2’2016 (март-апрель) журнала «Экспорт вооружений»

04 Апрель 2016 года
Центр АСТ выпустил книгу «Новые военно-промышленные державы»

14 Март 2016 года
Вышел №1'2016 (январь-февраль) журнала «Экспорт вооружений»

11 Март 2016 года
Центр АСТ – 20 лет научной деятельности в интересах российского ОПК
10 марта 2016 года состоялся праздничный прием по случаю 20-летия научной деятельности Центра анализа стратегий и технологий.

02 Февраль 2016 года
Вышел №6'2015 (ноябрь-декабрь) журнала «Экспорт вооружений»

24 Декабрь 2015 года
Центр АСТ выпустил книгу «Радиоэлектронная борьба. От экспериментов прошлого до решающего фронта будущего»

13 Ноябрь 2015 года
Вышел №5'2015 (сентябрь-октябрь) журнала «Экспорт вооружений»

17 Сентябрь 2015 года
Вышел №4'2015 (июль -август) журнала «Экспорт вооружений»

Архив новостей



Комментарии Центра АСТ
 29 Июнь 2004 года
В поисках невидимки
Куда-то задевались $5 млрд, выделенных на государственный оборонный заказ

Русский фокус 28.06.2004 №23

Дмитрий ВАСИЛЬЕВ, обозреватель журнала MOSCOW DEFENSE BRIEF

С 1999 г. экономика России вступила в период самого длительного с конца 70-х годов экономического роста, который продолжается уже шесть лет. Параллельно с ростом экономики удалось переломить тенденцию по снижению реальных военных расходов, в том числе и на закупку вооружений и военной техники, а также проведение НИОКР. Финансирование по этой статье увеличивается как в номинальном значении, так и в абсолютном выражении. Динамика роста расходов на закупку, ремонт и модернизацию новой техники описывается в таблице 1 на стр. 47. Таким образом, за шесть лет с 2000 по 2005 г. ГОЗ вырос в рублевом выражении в 3,75 раза, в долларовом — в 3,5 раза. Похоже, что в текущем 2004 г. объем экспорта и объем ГОЗ впервые за все постсоветское время примерно сравняются, а с 2005 г. ГОЗ превысит стоимость экспорта.

Однако влияние этого динамичного роста практически не ощущается ни Вооруженными силами, ни предприятиями оборонной промышленности, которые задействованы в разработке и производстве обычных вооружений. Армия по-прежнему не получает новых вооружений и крайне низкими темпами проводит модернизацию имеющейся техники. По всей видимости, ситуация несколько лучше с проведением ремонтов. Но в целом факт состоит в том, что даже боевые части, противостоящие сепаратистам на Северном Кавказе, не получают столь необходимых для снижения потерь модернизированных вертолетов, способных действовать ночью и в плохую погоду, разведывательных беспилотных летательных аппаратов, надежной бронетехники для транспортировки личного состава, уровень бронирования которой обеспечивал бы надежную защиту хотя бы от ручных гранатометов. По-прежнему острой остается ситуация с системами управления, разведки и связи в тактическом звене войск.

Финансовые отчеты оборонно-промышленных компаний фиксируют крайне низкий процент ГОЗ в общем объеме выручки этих компаний. Заказы российского МО практически не заметны в бизнесе двадцатки предприятий ОПК, представленных в данном досье. Исключение составляют лишь некоторые конструкторские бюро с относительно небольшой выручкой, где оплата в несколько миллионов долларов сразу дает значительный процент доходов. Российская оборонная промышленность остается ориентированной преимущественно на экспорт. Нельзя не поразиться феноменальной диспропорции между объемом ГОЗ и реально полученными Вооруженными силами единицами вооружений. Этот дисбаланс становится особенно наглядным при сравнении того же соотношения между стоимостью и физическим наполнением экспорта.

Конечно, эта картина имеет свое логическое объяснение. Во-первых, как и в прошлые годы, сохраняется высокий уровень расходов на развитие сил ядерного сдерживания. Относительно высокими темпами продолжается производство и постановка на боевое дежурство новейших межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-M». По всей видимости, колоссальные средства уходят на строительство головной ракетной ядерной лодки нового поколения «Юрий Долгорукий» и разработку для нее нового ракетного комплекса «Булава». Несмотря на крайне низкие темпы строительства этой лодки и неготовность «Булавы», в этом году была заложена еще одна лодка этого проекта.

Во-вторых, значительная часть ГОЗ направляется на финансирование ремонта изношенной техники. Причем если ремонты кораблей производятся на верфях в Петербурге и Северодвинске, то авиатехника ремонтируется преимущественно на заводах, принадлежащих Министерству обороны. Соответственно, это финансирование проходит мимо оборонной промышленности.

Одновременно с увеличением расходов в рамках ГОЗ весьма высокими, возможно, опережающими темпами растут и издержки производства в ОПК. Не исключено, что инфляция оборонно-промышленного рубля выше среднестатистической — она в значительной степени съедает прирост государственных расходов в рамках ГОЗ. Наряду с этими объективными факторами надо отметить наличие институциональных диспропорций и методологических ошибок в управлении ГОЗ. Прежде всего речь идет о продолжении слишком большого количества программ, большинство из которых никаких не может выйти за рамки проведения НИОКР. Финансирование каждой конкретной работы остается недостаточным и не обеспечивает ее завершение в разумные сроки. Однако похоже, что такая ситуация устраивает и закупочные службы Минобороны, и их подрядчиков в промышленности. Промышленность, ссылаясь на недостаток средств, может до бесконечности затягивать выполнение контрактов. Большое количество бесконечных программ создают благоприятные предпосылки для коррупции и в самом Минообороны.

Сама структура управления ГОЗ, видимо, нуждается в совершенствовании. Сейчас этасистема включает в себя Службу начальника вооружений ВС (контролирует распределение до 80% ГОЗ), службы начальников вооружений по видам Вооруженных сил, Генштаб, Федеральную службу по оборонному заказу, соответствующие департаменты Минфина и Министерства экономики и развития. Нет никакой уверенности, что все эти институты проводят согласованную и рациональную политику.

Так же как с выработкой программных документов по реформированию ОПК, не все ладно и с разработкой программных текстов по военно-технической политике. За 12 постсоветских лет были приняты и благополучно не исполнены две государственные программы вооружений. Сейчас начинают поговаривать о необходимости разработки третьей. Много говорится, но мало делается для перехода от планирования закупок на год к многолетнему программному планированию отношений заказчика (Минобороны) и исполнителя — оборонной промышленности. Сбои в программном планировании не позволяют сосредоточить лимитированные пока еще ресурсы на скорейшем исполнении ограниченного числа программ, имеющих приоритетное значения для повышения боеспособности армии, сохранения важнейших компаний ОПК и для поддержания конкурентоспособности России на мировом рынке вооружений. К числу таких программ прежде всего следует отнести скорейшую масштабную модернизацию парка армейской авиации — главным образом десантно-транспортных и ударных вертолетов. Соответствующие проекты промышленностью предлагаются, и теперь важно перевести их в область серийно- го производства. Реализация такой программы важна не только для войск на Северном Кавказе, но и для поддержания достигнутого в последнее время высокого уровня продаж вертолетной техники на экспорт. В идеале следует провести закупку небольшой партии ударных вертолетов нового поколения — военным решать, будут это Ми-28 или Ка-50/52. Стоимость такой группы может составить до $100 млн — сумма, вполне подъемная для быстро растущей экономики России. Вне всякого сомнения, следует продолжать НИОКР по истребителю пятого поколения. Пока работы не вышли из стадии создания эскизного и аванпроектов, они не требуют чрезмерных расходов. Однако сам факт того, что Россия разрабатывает боевой авиационный комплекс нового поколения, имеет колоссальное значение и для авиационной промышленности страны, и для наших партнеров за рубежом.

Давно перезревшей проблемой является скорейший запуск общенационального проекта создания семейства беспилотных летательных аппаратов различного назначения. Роль этих машин в современных боевых действиях постоянно возрастает, а не видеть взрывного спроса на такие машины на рынке может только слепец. Наконец, давно пора перейти к массовым закупкам комплектов индивидуальной экипировки бойца. Эта программа также позволила бы значительно снизить потери военнослужащих федеральных сил в зоне сепаратистского мятежа. Даже на визуальном уровне это придало бы российской армии новый современный вид, а ведь визуальные образы предельно важны в эпоху информационного противоборства.

Нетрудно заметить, что подавляюще! большинство приоритетов лежит в облает* закупок для Военно-воздушных сил. Между тем в 2004 г. ВВС должны получить в рамках ГОЗ всего около 12 млрд руб. Этих средств не хватит не только на закупки новой техники, но и для нормального финансирования НИОКР. До слияния ВВС и ПВО каждый из этих видов вооруженных сил имел долю в 15% ГОЗ. После слияния доля осталась прежней, а ведь сюда добавилась еще и армейская авиация, которую тоже надо финансировать. Понять логику такой военно-технической стратегии, при которой важнейший и наиболее высокотехнологичный вид ВС оказывается парией, совершенно невозможно. Для российских условий нормальной долей авиации в структуре ГОЗ были бы 35—40%.

Помимо изменения структуры расходов в рамках ГОЗ, по всей видимости, необходимо проведение серьезной институциональной реформы, основной целью которой должно стать ограничение влияния военных на закупки вооружений и военной техники. В рамках данной реформы следует создать единый орган по закупке ВВТ, формально включенный в состав МО, но его кадровый состав должен формироваться, наряду с военными, также из гражданских специалистов с экономическим и техническим образованием. В состав нового органа может быть включена и система экспорта вооружений, что позволит гармонизировать политику в области экспорта и ГОЗ. В настоящее время наиболее близкой по своей природе к данному органу является Федеральная служба по гособоронзаказу. В международной практике ближайшим аналогом такого рода института является Генеральная делегация по вооружениям Министерства обороны Франции.

Государственный оборонный заказ, 2000-2005 гг.
Год Государственный оборонный заказ
  Всего НИОКР
Млрд руб. Млн долл. США Млрд руб. Млн долл. США
2000 48 1700 14,833 527
2001 52 1790 22,972 790
2002 79 2500 22,9 730
2003 110 3470 45,0 1430
2004 148 4823 52,21 1702
2005 180* Ок. 6000* Н.д. Н.д.
*прогноз


Соотношение финансовых и количественных показателей ГОЗ и экспорта в 2003 г.
  Денежный объём Поставки самолётов Поставки кораблей Поставки ВВТ для Сухопутных войск Поставки ВВТ для ПВО
Экспорт $5,56 млрд. 36 Су-27/30, 4-8 МиГ-29 2 фрегата проекта 11356 До 80 комплексов Т-90С Минимум 2 ЗРС С-300ПМУ-2
ГОЗ $3,8 млрд Модернизация 5 Су-27
по стандарту Су-27СМ
Ремонты, строительство 2 ПЛАРБ, 1 ПЛА, 2 НАПЛ и 2 корветов Ориентировочно 14 ОБТ Т-90С нет



   © 1997—2020 Центр анализа стратегий и технологий
Дизайн:
Integrum-Design ©  2003