Центр Анализа Стратегий и Технологий Центр Анализа Стратегий и Технологий
Новости
30 Август 2016 года
Вышел №4'2016 (июль-август) журнала «Экспорт вооружений»

22 Июль 2016 года
Вышел №3’2016 (май-июнь) журнала «Экспорт вооружений»

12 Май 2016 года
Вышел №2’2016 (март-апрель) журнала «Экспорт вооружений»

04 Апрель 2016 года
Центр АСТ выпустил книгу «Новые военно-промышленные державы»

14 Март 2016 года
Вышел №1'2016 (январь-февраль) журнала «Экспорт вооружений»

11 Март 2016 года
Центр АСТ – 20 лет научной деятельности в интересах российского ОПК
10 марта 2016 года состоялся праздничный прием по случаю 20-летия научной деятельности Центра анализа стратегий и технологий.

02 Февраль 2016 года
Вышел №6'2015 (ноябрь-декабрь) журнала «Экспорт вооружений»

24 Декабрь 2015 года
Центр АСТ выпустил книгу «Радиоэлектронная борьба. От экспериментов прошлого до решающего фронта будущего»

13 Ноябрь 2015 года
Вышел №5'2015 (сентябрь-октябрь) журнала «Экспорт вооружений»

17 Сентябрь 2015 года
Вышел №4'2015 (июль -август) журнала «Экспорт вооружений»

Архив новостей



Комментарии Центра АСТ
 03 Декабрь 2004 года
Индия - надежный партнер

Радиостанция "Маяк", 03.12.2004 (http://www.radiomayak.ru/schedules/6852/18679.html/)


Владимир Аверин (ведущий программы)

3 декабря в Индии состоялись переговоры Владимира Путина с руководством Индийской республики. Обсуждался очень широкий круг вопросов. Какие это вопросы, насколько они важны, почему сегодня придается такое значение сотрудничеству России и Индии - об этом мы беседуем с Татьяной Шаумян, руководителем Центра индийских исследований Института востоковедения Российской академии наук, и Константином Макиенко, заместителем директора Центра анализа, стратегий и технологий.


- Из того, что уже известно по сообщениям из Дели, на что бы вы обратили внимание, назвали новым ключевым моментом в наших отношениях? Татьяна Львовна, вам слово.


ШАУМЯН: Только что мы получили текст Совместной декларации, которая была подписана в Дели. У меня первое впечатление складывается такое, что подписанная сегодня декларация по своей форме, по своей композиции немножко отличается от тех деклараций, которые были раньше. Конечно, в начале упоминается общая позиция наших двух стран по поводу многополюсного устройства, учитываются важные перемены на международной арене. А дальше уже идут вопросы, которые, как мне кажется, сегодня выдвигаются на передний план. Это вопросы научно-технического сотрудничества, это вопросы торгово-экономических отношений. И дальше текст декларации посвящен именно этим жизненно важным проблемам в российско-индийских отношениях и тем проблемам, в которых у нас есть, к сожалению, довольно много сложностей.


- Вы хотите сказать, что эта декларация наполнена прагматическим смыслом?


ШАУМЯН: Да. Но если вы читаете ее дальше, то тут все есть, очень важные вопросы: относительно общих позиций России и Индии по поводу пересмотра Устава ООН, возможности реформы системы ООН, которая не менялась после Второй мировой войны. И, конечно, Российская Федерация поддерживает, если можно так выразиться, претензии Индии на место постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Для того чтобы такой акт произошел, нужно менять практически Устав ООН.

Борьба с терроризмом. Здесь, я думаю, у нас общие позиции, это понятно. У нас была создана совместная рабочая группа, и эта группа с индийской стороны возглавлялась тогдашним заместителем министра иностранных дел Канвалом Сибалом, который сейчас назначен послом в Москву, а с российской стороны был г-н Трубников, который сейчас назначен послом в Индию. Так что обсуждение проблем терроризма, озабоченность по поводу насилия в Ираке, поддержка выборов в Афганистане, арабо-израильский конфликт - это все те вопросы, которые всегда были включены в декларации, но сегодня они упоминаются в ее второй части.


- Константин Владимирович, за последние годы уже стало почти привычным, что когда появляются сообщения об Индии в нашей прессе, то, как правило, они касаются того, что в Индию продан очередной корабль, поставлены какие-нибудь ракетные установки. То есть фактически такое ощущение, что наши отношения с Индией ограничиваются только торговлей вооружениями. На сегодняшний день можно говорить, что та же пропорция сохраняется?


МАКИЕНКО: Я надеюсь, что все-таки более гражданские вещи будут выходить на первый план. Хотелось бы, чтобы Россия торговала не только оружием и не только энергоресурсами, но и другими, желательно высокотехнологичными товарами. Но при этом военно-техническое сотрудничество, конечно же, будет оставаться важнейшим сюжетом в российско-индийских отношениях.

И возвращаясь к вашему вопросу, на что хотелось бы обратить внимание, я бы сказал, что в 2004 году заканчивается некий цикл поставок, который был заложен большими контрактами 2000 и 2001 года. Поставлены танки, контракт по которым был заключен в 2001 году, контракт полностью выполнен - и поставочная, и лицензионная часть. Россия поставила фрегаты, три единицы, контракт по которым был заключен еще в 1997 году. Началась реализация очень большой и очень долговременной программы по лицензионному производству истребителя Су-30 МКИ. В этом году первый самолет, собранный уже на заводах корпорации "Хал", передан военно-воздушным силам Индии. Вот некий большой цикл подошел к своему заключению.

И хотелось бы надеяться, что в начале 2005 года будет открыта новая страница. Собственно говоря, первый контракт из нового цикла заключен еще в январе этого года, это известный, знаменитый уже контракт на передачу в Индию авианесущего крейсера "Горшков", который станет полноценным авианосцем после того, как пройдет модернизацию. И это контракт на укомплектование авиагруппы этого авианесущего крейсера, которая пока будет состоять из 16 истребителей МиГ-29-К, но с возможностью дальнейшего расширения этого контракта.


- Константин, из того, что вы говорите, складывается такая почти безоблачная картина: мы поставляем туда вооружения, технику... И тем не менее министр обороны Иванов говорит, что мы будем драться за контракты всеми частями тела. Почему так?


МАКИЕНКО: Конечно, огромное количество проблем есть. Во-первых, все мы понимаем, в каком состоянии находится оборонно-промышленный комплекс после того, как 12 лет он практически не имел государственного оборонного заказа. Это, может быть, не все понимают, но это необходимо отметить. Дело в том, что индийские требования, когда они закупают российские вооружения, чрезвычайно высоки, то есть индийские технологические требования находятся вообще на пределе российских возможностей, а иногда даже превышают их, и тогда Россия вынуждена интегрировать под Индию какие-то западные элементы, израильские элементы, как в контракте по Су-30-МКИ, где есть французское оборудование, израильское оборудование (индикатор на лобовом стекле и оптоэлектронная система). Есть и индийское оборудование, кстати говоря, процессор индийский, активно там участвуют и индийские программисты. И, естественно, выполнение таких сложных по технологическим параметрам контрактов не может просто проходить без проблем. Есть и задержки по срокам, есть и проблемы с качеством. Но главным образом это сроки. С теми же фрегатами были серьезные проблемы. Но в принципе индийцы, когда заказывают эти вооружения, они понимают, на какие технологические риски они идут, они понимают, что за такие деньги ни одна другая страна им такого высокотехнологичного оборудования и вооружений предоставить не может.

Есть другие проблемы. Появляются действительно серьезные конкуренты на индийском рынке. Это прежде всего Франция, это тот же Израиль, уже маячит появление Соединенных Штатов. Так что действительно в Индии ничего безоблачного нет. Индийские переговорщики очень жесткие, они умеют торговаться, они прекрасно понимают русских переговорщиков, русскую бюрократию. Так что там все очень сложно.


- Но когда вы говорите, что за такие деньги ни одна страна не предоставит, то возникает вопрос, который, может быть, касается не только военно-технического сотрудничества, а в принципе отношений с Индией. Что, Россия в очередной раз идет на убытки, чтобы сохранить Индию в качестве стратегического партнера? Татьяна Львовна?


ШАУМЯН: Нет, у меня такого впечатления нет. Вы знаете, у нас был такой стереотип еще в советские времена: когда мы говорили об отношениях Советского Союза с развивающимися странами, то мы довольно часто говорили: ах, мы их кормим, зачем это нам надо? С Индией этот вариант не проходит. Потому что, во-первых, Индия нам все очень аккуратно выплачивает, за все то, что мы поставляли, поставляем и будем поставлять, у нас никаких в этом смысле проблем нет, они за все платят. А сейчас, вы посмотрите, какая ситуация. У нас ведь никогда раньше не было такой ситуации, когда развивающаяся страна финансировала наши проекты. А сегодня Индия впервые вкладывает огромные деньги в разработку нефтяных месторождений Сахалина. И потом, относительно продажи "Юганскнефтегаза", у нас открыто пишут о том, что индийские компании скидываются для того, чтобы купить, если, конечно, "Газпром" им не помешает. Так что в этом смысле мы никаких претензий к Индии иметь не можем. Они себя ведут в этом отношении честно.


МАКИЕНКО: Что касается военных контрактов, то же самое я должен сказать, что нерентабельных контрактов быть не может, они не могут быть исполнены. Или их должен профинансировать тогда российский налогоплательщик, что тоже нереально абсолютно. Когда я говорил, что индийские военные получают оборудование такого качества и такого технологического уровня по низкой цене, я хотел сказать лишь о том, что российская военная продукция пока еще (это следствие советских военных заделов) по ценовым параметрам более конкурентоспособна, чем западная продукция примерно такого же качества, такого уровня.


- Периодически раздаются обвинения, что мы свои передовые вооружения, передовые технологии отдаем туда, а в это время наша собственная армия...


МАКИЕНКО: Ну это абсурд, потому что эти вопросы надо ставить перед Российской армией, почему, имея 6 миллиардов долларов гособоронзаказа на следующий год, например, Российская армия не в состоянии закупить вообще ни одного: один самолет - "Туполев-160". И идет модернизация еще восьми самолетов - одного "Туполев-160" и семи Су-27. Вот почему такая ситуация, это вопрос к армии, а не к Индии. А что касается военно-технического сотрудничества с Индией, то тут надо заметить, что, наоборот, благодаря контрактам с Индией российская промышленность производит самые высокотехнологичные системы вооружений, которые только есть в России. Тот же Су-30-МКИ - это на сегодня лучшее, что есть, что может предложить российский авиапром хоть российским военным, хоть на мировой рынок. Те же фрегаты "Тальвар"-класса - это лучшее, что кораблестроительная промышленность России имеет из своих предложений в надводных кораблях.


- То есть дело за малым: внутренним спросом.


МАКИЕНКО: Я бы сказал, что если уж мы на эти сюжеты вышли, то вопрос надо ставить не так, есть ли спрос. Спрос очевидно есть, армия не получала новых систем вооружений с 1989-91 годов. Уже есть и финансовые ресурсы, у нас экономика шесть лет уже растет, вообще-то говоря. Вопрос к бюрократии.

ШАУМЯН: И то обстоятельство, что наша военная промышленность работает, это же, кроме того, рабочие места. На "Горшкова", насколько я знаю, работает не менее 23 тысяч рабочих. Люди живут на это.

МАКИЕНКО: Это Северодвинск, кстати. Это не просто деньги в страну приходят, это поддержание работоспособности рабочих мест в депрессивных регионах.



   © 1997—2019 Центр анализа стратегий и технологий
Дизайн:
Integrum-Design ©  2003